забавное чтиво. Для тех, кому не спится)
Беата  -    564
Про беременность и роды.
Быть беременной мне не понравилось. В
первые месяцы мне постоянно хотелось
спать и блевать, а в последние месяцы у
меня был такой огромный живот, что
моему мужу приходилось возить меня по квартире на инвалидной коляске.
Однажды, когда его не было дома, мне
захотелось поесть яблок, и я пошла к
холодильнику. Открыв дверь, я присела,
чтобы добраться до нижней полки, где
хранились яблочки. Яблочко я взяла, а вот встать на ноги в исходную позицию
у меня не получилось, поэтому я ввела
немытое яблочко в рот цельным куском
и поползла на четвереньках к дивану,
чтобы от него уже оттолкнуться и
встать. Коты в ужасе шарахались от меня.
У меня постоянно было ***
настроение. А еще у меня страшно
чесался живот, и вообще, набранные 30
кг веса не оставили никого
равнодушным. Знакомые смотрели на меня и говорили бляяяяяять. Особенно
смешно это смотрелось еще и потому,
что я не поправилась в ширь, а живот у
меня просто выехал вперед, типа он
лоджия. Было очень тяжело сидеть за
столом, вся еда шла мимо рта и падала на живот. Спать тоже было очень
неприятно. На спине не полежишь, на
боку тоже. Ночью в туалет я вставала
через каждые 40 минут. Поэтому сон
был не сон, а дурацкая борьба с
животом. Иногда я плакала и мечтала о том, что вот рожу и высплюсь. ***** там.
Но об этом позже. Меня до сих пор
бесит, когда говорят, что беременность
— это счастливое время.
Отсыпайся, типа. Счастливыми в это
время бывают только женщины, которые не в себе. А обычному
человеку никогда не будет приятно
находиться в состоянии дискомфорта и
иметь при этом непривлекательную
внешность (и не надо говорить, что
беременные красивые — это наглая ложь, выдуманная для того, чтобы
поддержать несчастных животастых
женщин, которые почему-то так любят
беременные фотосессии).
Родов я боялась еще с детства.
Начитавшись сообщества беременных, я поняла, что ключевая фишка в родах –
это клизма. Ее я и боялась. Поскольку
мне предстояло плановое кесарево на
38неделе, я еще и очень боялась родить
раньше срока. Последние 2 недели
перед родами я дважды будила мужа, и мы бежали в роддом по встречной
полосе, я типа рожала. Странно, но меня
никто не ругал за ложные схватки.
Только муж после второго раза
перестал мне верить, поэтому когда
15го октября я встала и сказала, что я сегодня рожу, он только махнул рукой и
сказал – ну да, ну да. И мы поехали на
плановый осмотр к гинекологу. Я на
всякий случай взяла с собой зарядку. На
осмотре мне сказали. Ой у вас уже
большое раскрытие, вы разве не ощущаете схватки. Я сказала, что
схватки я ощущаю последние 8
месяцев. Но мне никто не верит, так что
нет – считайте, что не ощущаю. Меня
спросили ела ли я что с утра, и я сказала,
что немного перекусила перед визитом к врачу – 2 вареных яйца, стакан
молока, 4 бутерброда с сыром,
полстакана орехов, курагу и 2
помидора. И чай. И пору ложек
сгущенки. Мне сказали, идите на 3й этаж,
там ваша комната, роды в 16.00. Я спросила когда клизма? И на меня
тревожно посмотрели. В комнате мне
сразу понравилось, потому что она
была большая, и для мужа уже была
застелена постель. В комнате мне
поставили капельницу, велели больше не перекусывать и не пить воды и
прислали тетку, которая меня переодела
в смешную казенную одежку с
мишками. Я терпеливо ждала клизмы. И
стала сообщать всем знакомым
посредством мобильной связи, что я, мол, сегодня рожаю. Ох, лучше бы я
этого не делала, но кто ж знал. Где-то
около 15.00 мне принесли подписать
бумагу, которая гласила, что если я
помру в родах, то я сама виновата. Я
радостно подписала ее и спросила когда клизма. Через пять минут пришла
медсестра и сказала, что, мол, мне
сказали, что вы желает клизму. Я
сказала ей, что клизмы я не желаю, но
раз ее уж будут делать, то я хочу
подготовиться. Она сказала, что мы клизмы обычно перед родами не
делаем, но если вы настаивате, то
давайте вам сделаем. Я сказала – ну нет
так нет. И обрадовалась. Это было
первым, чему я обрадовалась за всю
беременность. Через минуту меня повезли в операционную. А мужа
отправили в другую комнату
переодеваться в костюм хирурга. В
операционной мне сделали
эпидуральный укол в спину, и я
перестала чувствовать свои ноги. Мне и так не было видно своих ступней вот
уже месяца три из-за огромного живота,
а тут мне было и не видно их, и не
слышно. Очень интересное ощущение.
Такое впечатление, что ноги – это два
огромных опухших столба, которые не ваши и которые лежат отдельно от
вашего туловища, да еще и в странном
положение – 2 позиция в балете. В
комнату набились люди в масках, и в
какой –то момент один из них
наклонился и поцеловал меня. Прошло минут пять прежде, чем я поняла, что
это мой муж. Так я думала, что это
услуга такая в роддоме – поцелуй
постороннего мужика. Муж тоже был
хорош, он бегал по операционной и
щелкам фотоаппаратом каждый угол, при этом заставляя людей в масках
улыбаться. Из того, чего я не ожидала –
это огромное кол-во народу в комнате,
но потом мне объяснили, что на
каждого ребенка положено по педиатру
и по 2 медсестры, поэтому так. Еще через мгновение у меня перед глазами
натянули ширму. Пришел мой врач и
спросил как я себя чувствую. Я сказала,
что охуительно. Лежать в комнате,
набитой людьми, в пижаме с мишками
во второй позиции, с голым животом и еще неизвестно чем – моя голубая
мечта. Врач запросил музыку, но
получил шиш, и меня стали резать. Я
ничо не чувствовала, и это меня
беспокоило. А врача беспокоило то, что
мой муж щелкает все, что видит. В итоге, его попросили сесть у изголовья
жены и сидеть там до конца. Через пять
минут из меня вытащили моего первого
младенца, и он сказал ааааааааа. Мне
сказали, что это хорошо, и унесли его
вытирать. Еще через минуту вытащили второго, который сказал точно такие же
слова. Его тоже понесли помыться и еще
через 3 минуты мне выдали обоих в
смешных шапках. Я смотрела на них и
думала – ах вот что у меня чесалось в
животе. И не ощущала решительно ничего. Нас вчетвером сфотала
медсестра, детей увезли наверх, меня
обрадовали тем, что у обоих детей
апгар 10/10, и это редкость для
близнецов. А затем меня повезли
обратно, и все стали аплодировать, будто мы только что все вместе
приземлились на самолете с одним
двигателем, которым управляла пьяная
стюардесса. Я не поняла почему, но
тоже стала, а муж меня ударил по
рукам – не хлопай, сказал, это тебе хлопают, скромнее себя веди.
Меня ненадолго завезли в
реанимационное отеделение, где мне
под простынь просунули трубу с
горячим воздухом. Для подогреву.
Минут через пять меня уже везли в палату, где на ушах стояли все
родственники, окружив кроватку с
двумя пупсами. Пупсов осматривала
педиатр. А про меня типа забыли. Потом
про меня вспомнили и снова начали
апплодировать. Меня эти апплодисменты страшно бесили, потому
что я была одета не по уставу и не
ощущала своих ног. Еще меня напрягал
тот момент, что у меня был катерер и
кулек с мочой.
Потом стали приходить люди. Кто был у меня на свадьбе, помнит, сколько там
было народу. Вот они и пришли. В
роддоме нет часов посещения, можно
заходить когда тебе захочется. Если бы
вы знали, как меня *** посетители
за те 2 дня, что я там пролежала. У меня в руках был шнур с кнопкой, на
которую мне надо было нажимать,
когда у меня болел шов. Я нажимала на
эту кнопку каждые 15 минут, но потом
мне сказали, что это плацебо, то есть
***, все равно обезбаливающее не поступает чаще раза в час. И это мне
тоже не понравилось. Ночью, через
каждые 2,5 часа мне привозили детей на
кормежку. Когда я слышала, что по
коридору едет телега с детьми, я делала
вид, что я мертвая, но медсестра это не хавала, настойчиво, но вежливо будила
меня словами — ваши дети хотят есть.
Мне все время хотелось крикнуть ей —
ну и покорми их, мне больно их
кормить! Но я этого не делала, так как не
хотела, чтобы обо мне плохо думали. И да, кормить мне было очень больно. Я
допускаю, что некоторым это не больно,
но из числа моих знакомых больно
было всем, по крайней мере первые
пару месяцев. И еще у меня было
постоянное чувство усталости, потому что на сон у меня не было никакого
времени. Двух часов тревожного сна в
сутки мне не хватало. Потом нас
выписали и началось то, чего не пишут в
книгах. Я потом расскажу, если кому
интересно. После роддома.
Продолжение.
Из роддома меня выписали на 2й день.
Если б я знала, какое заподло меня
ожидает дома, я бы сломала себе руку и
ногу и, возможно, нос, чтобы полежать в роддоме подольше. В роддоме мне
нравилось все, начиная с питания и
заканчивая тем, что там меня аккуратно
помыли шваброй, типа я мерседес. Дома
меня ждали голодные рыбки в
аквариуме, умеренно сытые коты, несобранный урожай арбузов в
фермерской игре и 2 орущих кулька,
которые я принесла с собой из роддома.
Наверное, самый длинный сон у нас с
мужем произошел в первую ночь дома,
потому что мы наладили радио-няню, уложили детей спать по своим
кроваткам в их комнате, а сами легли у
себя в спальне. Ну, мы не знали, что у
радио-няни сядут батарейки и проспали
3 часа, проснувшись от адских криков из
детской. После этой ночи мы с мужем переселились в детскую. Дети
просыпались, я кормила одного, пока
муж менял подгузник второму, потом
мы менялись детьми, я кормила второго,
потом опять первого, потому что нам
казалось, что он недоел. В это время второй засыпал, но просыпался ровно
тогда, когда первый заканчивал есть, и
мне приходилось снова его кормить.
Первые 3 месяца мне казалось, что эта
круговая порука никогда не закончится.
Ответов 1
  • Беата
    20 января 2013
     

    продолжение

    При этом мы вели журнал, где записывали по времени кто сколько
    поспал, поел, пописал и покакал. Мы
    начали вести журнал после того, как
    перепутали детей и покормили одного и
    того же дважды, а второго оставили
    голодным. После этого случая мы покрасили одному ребенку ноготь на
    ноге, но потом правда забыли которому
    покрасили. Тогда мы налепили им на
    грудь пластыри с именами. Наверное,
    мне повезло, потому что мне очень
    помогал и помогает муж. Я не понимаю как можно справиться с ребенком дома
    одному. Даже если это не двойня, а один
    ребенок. Первые месяца 4 нам помогала
    свекровь – она готовила еду, потому что
    у меня не было времени даже сходить в
    туалет. Походы в душ были для меня праздником. И это при том, что мы взяли
    дневную няню, когда детям
    исполнилось по полтора месяца. Даже
    если я отходила на секунду в магазин, я
    боялась, что сейчас меня собьет
    грузовик, в больнице не смогут найти моей резус-отрицательной крови, и мои
    дети останутся без еды. Потому что я
    ощущала себя едой. И мне было жалко
    себя, и я много плакала. Где-то на 5м
    месяце муж решил показать меня
    специалисту и мне диагностировали послеродовую депрессию. Диагноз мне
    понравился, и мне очень хотелось ,
    прикрывшись им, прекратить кормить
    детей грудью и перейти на
    искусственное вскармливание, но
    чтение ебаного сообщества «лялечка» убедило меня в том, что я эгоистка и что
    надо кормить и дальше. По правде
    говоря, с каждым месяцем мне
    становилось все легче и легче, ведь к
    недосыпам привыкаешь. Когда детям
    исполнилось по 5 месяцев, я вышла на работу. Я продолжала кормить их
    ночью и утром, а на работе сцеживалась
    и приносила вечером молоко, чтобы
    няня на след. день его им скормила. Не
    знаю почему, но молока у меня было
    ***, не побоюсь этого слова. Так продолжалось до 7, 5 месяцев. Потом
    они сами перестали есть ночью,
    наверное, потому что мы стали давать
    им вечером каши. И я постепенно
    свернула грудное вскармливание. Я
    думала, что все, наконец-то я теперь посплю. *****. У них стали лезть зубы. И
    ночами они спали, просыпаясь на
    поорать каждый час и никогда не
    одновременно. Нам приходилось идти в
    комнату, брать на руки, качать,
    успокаивать и снова укладывать. И так по 24 раза за ночь (по 12 на человека в
    среднем). Мы пробовали совместный
    сон, но он у нас не сложился от того, что
    я чутко спала и мне все время казалось,
    что кто-то из детей упал на пол. Один
    раз ночью муж застал меня ползающей на четвереньках по полу и ищущей
    детей, хотя они при этом спокойно
    спали у себя в кроватках.
    Сейчас моим детям почти по 2 года. Они
    все еще неважно спят, потому что не
    все зубы еще вылезли, но мы привыкли. У нас есть своя система (по ребенку на
    человека), благодаря которой мы стали
    более лучше одеваться (зачеркнуто)
    спать. Из хорошего что могу сказать.
    Дети – это прекрасно
    Ничто не может сравниться с ощущением, когда ваш ребеночек в
    парке бежит к вам с криком папааа (а
    вы – мама) с чем-то зажатым в
    маленьком кулачке. Он разжимает
    кулачок, а в нем – сухая собачья
    какашка. И он улыбается ртом с редкими зубами, и он горд тем, что принес вам
    какашку. И это да, это счастье.
    Заметка И смех и слезы ))))

    0
Обратная связь